Грозненский русский (chet_nik) wrote,
Грозненский русский
chet_nik

Сталкер. Хроника Ташкалинского периода. 3/2

Часть третья глава вторая.


К середине февраля было принято решение о поиске путей и способов выезда за пределы Города и республики. Потому как дитёнок который всё это время тихо и относительно спокойно сидел у мамы в животе, начал проявлять своё присутствие довольно бурными толчками. Словно напоминая о своём присутствии.
Один из ходоков, который ходил в Заводской район, принёс весть о том, что около руин ДК формируются и ежедневно отправляются машины с людьми, принявшими решение о выезде из Города.
Раз так, надо сходить, проверить. Сказано – сделано. В один из морозных февральских дней отправились с братом в Заводской район. Вид парка и руины ДК вызывали только боль и горечь потери. Потому, что от уютные аллейки превратились в непролазные колеи, в которые человек проваливался по колено. Ели, наши прекрасные «голубые ели», ушли на обустройство быта расквартированных в парке федеральных войск. Побродив немного по окрестностям и выяснив что «главный» по всем вопросам сидит в одном из КУНГов, мы, выстояв очередь из таких же гражданских попали к нему на приём.
Человек лет 45, с воспалёнными от недосыпания глазами, безучастно и несколько отрешённо выслушал наши вопросы об эвакуации. После чего посоветовал идти к южной части парка, там, мол, сидит капитан, который всех желающих записывает.
Найдя не без труда того капитана, мы узнали, что сегодня формируется колонна на Псков. Вчера была в Рязань. Куда повезут завтра, пока неизвестно, но повезут обязательно. Вернувшись домой, и посмотрев по атласу автомобильных дорог где находится славный город Псков, было принято единогласное решение «нафик такую эвакуацию»…
Но всё же принимать решение выезжать пришлось, и только для того чтобы рожать. Иначе неизвестно какими последствиями могло обернуться дальнейшее пребывание на территории Города.
Через пару недель пришло известие о том, что и с Консервного уходят машины до Моздока, там по «железке» до Мин-Вод, ну а там уж, кому как повезёт, а точнее – якобы давали абсолютно бесплатные проездные документы в любую точку РФ. До родных или близких… Или просто – куда захочешь…
Сборы были недолгими, собирать в «никуда» особо было нечего. По приходу на Консервный, действительно была обнаружена масса гражданских которые кучковались аккурат напротив тех самых окон выдачи «гуманитарки». Даже составлялись списки, всех желающих выехать сегодня. Периодически человек со списком то скрывался в одном из домов, на котором была надпись типа «ЭвакоПункт», то появлялся для уточнения фамилий инициалов или ещё чего-либо. Надо отдать должное, этот чел, обратил внимание на беременность, и спустя некоторое время мы были приглашены во времянку, находящуюся во дворе этого дома. Там же находилось порядка 12 человек, которые либо были ранены, либо по каким то другим причинам имели право, находится под крышей, тогда как все остальные располагались на улице, под начавшимся снегом, и постепенно замерзали от морозца…Ибо колонна машин с гражданскими выдвигалась как оказалось в последствии около 14-15 часов дня. А приходили многие чуть свет. Через некоторое время нас с женой вызвали к коменданту эвакуационного пункта, где после расспросов о сроках беременности и самочувствии было предложено лететь вертолётом «ЦентроСпаса». Может так бы оно и случилось, но тут белые КАМАЗы привезли очередную партию раненных и обмороженных, и мы были отодвинуты на второй план. Находится в той комнатке куда нас определили со временем стало тяжело, морально… Потому как некоторые очнувшись из забытья начали что-то бормотать, другие стали переговариваться вспоминая подробности военно-подвальной жизни. Да и воздух оставлял желать лучшего – керосинка для освещения, и буржуйка для обогрева, сжирали кислород нещадно.
Вернувшись на улицу мы заметили что людей прибавилось, и списки стали более организованно и тщательно проверять уже люди в камуфляже. Да, кстати, один из записавшихся, молодых людей в последствии «потерялся» и после тщательного и громкого зачитывания ФИО, так и не появился. Что было воспринято людьми в погонах как «ну-ну…».
Военная техника передвигавшаяся практически по центру дороги не воспринималась как чтото необычное.. Нет, мы уже привыкли к танкам устланными коврами и паласами. БТРам укутанными портьерами и занавесками из турецкого шифона. Даже вид распятого на танковом передке ОРЛА из Краеведческого Музея вызывал только боль, но никак не удивленье… Варвары.
Но этот танк мы услышали задолго до того как увидели. Он вылетел со стороны Старой Сунжи. И дело не в том, что шум мотора распространяется быстрее вида самого танка, нет, просто рёв именно этого танка вызвал дружный и обеспокоенный поворот голов всех кто в тот момент находился рядом с нами. Многотонная махина, на полном ходу какой только можно было из неё выжать, неслась по центру трассы. Но то, что на её броне никого не было, и некоторая зигзагообразность движения, вызывали опаску и некоторую обеспокоенность среди нас.
Не знаю, кто и что успел подумать, но в этот момент водитель этого аппарата решил, судя по всему сделать «полицейский разворот»… Фокус не удался. Судя по всему левому торсиону, пришёл «кирдык», и машина резко и пронзительно лязгнув, остановилась, и практически сразу заглохла. Ропот, возникший в толпе, тотчас притих, ибо всем, было интересно посмотреть, на этого Шумахера… Танковый люк спустя минуту открылся, и тело, упакованное в камуфлированную форму, выбралось наружу. Степень опьянения даже на вскидку можно было охарактеризовать, как: «… я свою норму знаю – упал, хватит…»…
Свежий, морозный воздух придал горе-водителю некоторых сил, и он по синусоидальной траектории отправился в сторону Консервного…
Спустя полчаса прошла ещё одна, уже порядком, надоевшая процедура типа «переклички» и сверки списочного состава относительно каждой машины. После чего в уже начинавшее по-зимнему сереть небо полетела команда «По маши-и-и-и-и-нам….»




Надо отдать должное военным, сопровождавшим именно наш КАМАЗ, жена была посажена в кабину, более тёплую и чуть мягкую, чем наш кузов.
Пределы Города покинули практически без приключений. Люди, доселе державшиеся чуток особняком, в кузове плотнее сгруппировались, и приготовились к путешествию. Группировка тел придавала не только тепла но и комфорта, ибо болтало не «по децки».
На одном из блокпостов, мы услышали голос нашего сопровождающего: «Давай к нам…» И после призыва о помощи, мы, откинув край тента, увидели мужчину лет сорока, который просил принять спортивную сумку. После того как я взялся за ручки сумки, он попросил быть с ней аккуратнее и не бросать на пол. А аккуратно поставить… Другой попутчик подал ему руку и он ловко вскарабкался к нам. Опуская сумку на пол я перехватил её под низ рукой. Ощущение чего-то плотного, и полностью заполненного, в сумке присутствовало на все сто…
Многие из нас ехали, кто с мешками, кто с сумками. Но размер этого походного скарба выражал решимость забрать с собой всё, что осталось. Поэтому мы и задали резонный вопрос, о том, откуда этот чел, и почему у него такая небольшая сумка.
Он нам спокойно рассказал о том, что сам из Грузии. Месяц, пешком, шёл в Грозный. Для того чтобы отыскать там родственника. Родственник был инвалидом, и не мог ходить. После того как он добрался до места, на котором находился дом родственника, он ещё две недели разбирал завалы того самого дома, на втором этаже которого находилась квартира родственника. То, что осталось от его двоюродного дяди, сейчас и находится в сумке, которую он везёт на родину, для предания земле…
Другим ярким, но недолгим моментом была девушка, «болтушка» которая по её словам жила где-то в Заводском. Где, сама не знает потому что не местная, приехала в гости к знакомым которые не встретили, а тут война началась, и документы утеряны и акцент интересный… В общем с собой у неё была пластиковая, прозрачная сумка от импортного одеяла, в котором находилась кой какая косметика, нижнее бельё, и какие-то бумаги… Неестественность её поведения нами была списана на общую нервозность, но люди в штатском снявшие её минут через 20 после начала движения, почему-то думали по-другому. Судя по всему, в анкетных данных, при посадке, она указала какие-то сведения, которые заинтересовали этих молчаливых и суровых людей…
По рассказам лейтенанта сопровождавшего нашу машину, предыдущий конвой был пару раз обстрелян из стрелкового оружия, и разок мина рядом легла.Обошлось двумя «трёхсотыми» Нам повезло. Проскочили. Ибо следующий конвой, который пошёл днём позже, также попал под обстрел… Были и «двухсотые» и «трёхсотые»…

Добравшись до Мин-Вод, мы были выгружены из машин, после чего нас проводили до вагонов расположенных на запасных путях. Через некоторое время, когда мы стали немного отходить от дорожной тряски, в вагон зашли несколько человек. Тот, который постарше разъяснил порядок нашего пребывания до завтрашнего утра, проверил ещё раз документы и дал команду на раздачу еды и воды. Те, кто помладше начали шустро раздавать консервы… Есть совсем не хотелось. Немного попив воды, мы провалились в сон.
Tags: Война в Грозном, Хроника Ташкалинского периода, ЧРИ
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments