Грозненский русский (chet_nik) wrote,
Грозненский русский
chet_nik

Сталкер. Хроника Ташкалинского периода. 3/1

Часть третья, глава первая.

Середина января 1995 года, принесла с собой некоторое потепление и те запасы продовольствия, которые можно было худо-бедно растягивать, храня на улице, под снегом пришлось быстро зажарить и съесть. Оставшиеся пол мешка пшёнки и пара кг риса в расчёт не принимались… Кто то из соседей осмелившихся пройти до Заводского, принёс новость, что вроде бы на «Холодильнике» (Хладокомбинат) раздают под запись еду… Конечно, было интересно, неужели там, на нашей работе ещё что то осталось… Собравшись мы пошли на Хладокомбинат.
То, что в мирное время не представляло особого интереса и воспринималось как должное, с истечением времени и по прошествии некоторых событий (типа войны) выглядит немного по другому, и не столько страшно, сколько иррационально. Дорога которая занимала в мирное время порядка 45 минут, в тот раз заняла 1,5 часа. Мы, шли не особо опасаясь, но всматриваясь в изменившийся ландшафт, и замечая изменения в привычных изгибах дороги, и контурах домов сопровождавших наш путь. До 2-ой Линии идти было привычно, поскольку разрушения не столь сильно изменили облик посёлка. А вот, выйдя на относительно открытое место, между 2-ой и 1-ой Линиями, в душу пробралось опасение, которое по истечении времени немного отступило под наплывом впечатлений и потрясений от увиденного. Кто бы, что не говорил, но аура есть и у неодушевлённых предметов, у Деревьев, у Домов, у Дороги, у Земли наконец. И вот эта аура в тот момент если не отсутствовала полностью то, собравшись в комок, постаралась спрятаться. Проходя мимо домов, подсознательно ощущалось наличие живущих или их отсутствие. Нет, лай собак, как таковой после начала войны отсутствовал. Тут что-то совсем другое, абсолютно подсознательное, и чувствовавшееся на грани первобытного ощущения «свой-чужой».
Перекрёсток, на Карпинку, был разворочен попаданием, практически в центр перекрестка, реактивного снаряда типа «Град» или «Смерч». Приглядываться или ковыряться в остатках этой железяки, не было желания, и времени. Переходя горку справа которой была «Табачная база», а слева база УМС ЧИУС (Управление Механизации Строительства Чечено-Ингушского Управления Строительства), на самой её вершине, аккурат под забором была горка использованных шприцев, явно не из под промедола. Спустившись вниз, и оставив слева «Тарную базу» и воинскую часть (которую разграбили ещё в далёком 1992году), мы вошли в пос. Строителей.
Добравшись до Хладокомбината, обошли разграбленное и пустующее здание управления комбинатом. Войдя на территорию, мы действительно встретили Алика, начальника «Технологического цеха», то есть заведующего самими складами уже бывшего, но всё же ГосРезерва. Поздоровавшись и выяснив, что он действительно раздаёт остатки баранины «под запись», мы взяли по барану, и двинулись домой.
Конечно, я не смог пройти мимо своего цеха. Зайдя в кабинет, я обнаружил ворох бумаг и документов выкинутых из шкафов. И самое интересное, мой сейф, в котором перед началом войны находился «Мегер» (Мегомметр) и некоторая часть документов, был вскрыт одним выстрелом. Пуля, выпущенная из автомата перебила запорную планку и прошила «Мегер» насквозь, застряв в задней стенке сейфа.
В само помещение цеха снаряд угодил однажды, и в крышу. В последствии мы насчитали порядка 300 пробоин трубопроводов. Сколько осталось в стенах неизвестно. Осматриваясь дальше, заметили, что и конденсаторная площадка, и ресивера под ней имели осколочные повреждения. Мина попала аккурат между «кондёрами» и весь аммиак, находившийся на тот момент в них, вышел…
На площадке перед мастерской в асфальте торчала неразорвавшаяся мина. Стены были посечены осколками. В общем, глобальных разрушений не было, это радовало. Один из встретившихся нам на территории комбината бывших работников (пожилой электрик) сообщил что «ваш Лёха», находится сейчас с поломанной ногой, в стенах «электро-цеха».
Лёха, Алексей Желиба, человек получивший квартиру в Ипподромном, и потерявший её в итоге какой-то коммерческой махинации, проведённой с ним нечестными «риэлтерами»…
Последние полгода перед войной он жил на Комбинате, работал тут же, и пил «горькую» от безысходности. Дочка была, где-то на «Севере», сын в «Малороссии». Вот так он и помогал держать на плаву жизнеспособность «Холодильника», приходя на выручку любой дежурной смене, потому как идти было не куда, и не к кому.
Ногу как выяснилось он сломал тут же, во время аварийного выпуска аммиака в канализацию, когда первые мины стали ложиться на территории конденсаторной площадки. Человек осознавая опасность поражения посёлка и живущих в нём людей газом, абсолютно не думал о своей жизни. Вот так вот, успев выпустить большую часть газа, его отшвырнуло взрывной волной, при падении он и сломал ногу.
Но люди нашли его, наложили лангет, оказали посильную медицинскую помощь; и снабдив продуктами, и водой продолжали навещать его и рассказывать новости. Пообщавшись с ним, и пожелав выздоравливать, мы решили ещё раз пройти по территории. Но, встретив на полпути, около «Фабрики Мороженного» роту армейского спецназа проводившего зачистку, будучи обысканными, после проверки документов, которые находились у каждого во внутреннем кармане, мы поспешили удалиться, ибо неисповедимы пути Господни…
На обратном пути встретившиеся люди задавали резонный вопрос, откуда бараны?.. Получив утвердительный ответ о происхождении, они более шустро спешили к раздаче «записного мяса».
Ясно, что после столь длительного хранения без соответствующей температуры, баранина покрылась ровным, зелёным налётом. Но на тот момент, этот мох, не имел никакого значения.
По возвращению, в посёлок, один баран был оставлен родителям жены в районе 3-ей Линии, второй, благополучно транспортирован домой, до 8-ой Линии.
Как я уже упоминал, стояла относительно тёплая для января месяца погода, и баранину пришлось засолить, дабы иметь запас продовольствия на некоторое время вперёд.
Изо дня в день приходили интересные новости: то о несметных количествах тушёнки, на какой то из баз, в районе автотреста, то о громадных запасах строительных материалов которые берут по домам все кому не лень… Поддавшись общему настроению «а вдруг что либо и нам перепадёт» мы решились на поход «за чем ни будь».
Благополучно добравшись, до Автотреста, со стороны железной дороги, к тому времени наиболее спокойная и безопасная пешеходная артерия по Старым Промыслам, мы попали на территорию Баз. Множество гражданских бродило по вскрытым складам, растаскивая то, что поддавалось растаскиванию, и с горечью взираю на неутаскиваемое, типа чугунных ванн… Хотя в один из дней, нами были встречены пара чудаков, один из которых вёз в тачке три унитаза, другой гинекологическое кресло. ;-)
Брать было особенно нечего, да и довольно таки далеко мы отошли от дома неподготовленные: пешком, без тачек, имея в запасе только два пустых мешка…
Слухи среди толпы распространяются моментально, и одна, случайно оброненная фраза могла развернуть и сорганизовать доселе хаотично движущуюся массу людей, в стройный, целенаправленный отряд мародёров. И никакие бетонные заграждения, замки и запоры не могли стать препятствием на пути людей, целенаправленно алчущих завладеть хоть чем-то. К тому времени многие уже были озабочены не столь добычей пропитания, сколь просто собиранием и складированием у себя в жилищах того, что можно было отодрать, вырвать или просто притащить до дома, до хаты.
Одним из ярких примеров стал клич: на ЖБИ новый склад нашли… Не знаю кто и что там мог найти, после столь длительных и качественных поисков, но всё же клич возымел действие. Толпа, молча и рьяно бросилась в направлении ЖБИ. Поддавшись инстинкту толпы, мы ломанулись вместе со всеми. Оказывается, был обнаружен склад высоковольтных изоляторов, не знаю, почему они хранились за железными воротами, но внушительный вид замков навёл народ на мысль, что за ними что-то ценное. После непродолжительного взламывания запоры поддались и народ, ворвавшись внутрь, разочаровано разбив пару тройку фарфоровых изделий, рассыпался по окружающей территории. И тут опять доселе бесцельно круживший народ всколыхнулся и устремился в один из углов двора. Там была обнаружена каморка строителей и электриков. Ибо добычей стали валики, щётки, и самое интересное – пара цинков строительных патронов. Так как цинк, имел тот же тёмно зелёный цвет что и у боевых патронов за эти два цинка развернулась нешуточная потасовка между двумя мальчишками лет 15-16, мужчиной в годах и женщиной под 40… В общем, победила молодость. Цинки были утащены в сторонку. Тут же, увидев доселе неизвестную маркировку, было принято решение вскрыть и посмотреть, что за зверь в коробке … Разочарование в глазах пацанят было не передать. Цинки были брошены под забором, но оставались бесхозными недолго. Минут через пять от добычи осталось только примятый сугроб снег и пара десятков рассыпанных патронов.
Развернувшись, чтобы возвращаться домой, мы решили сэкономить, и не бить ноги по шпалам железной дороги. Тем более что расстояние между шпалами выбрано при укладке таким «Макаром», что если шагать по каждой – будет часто, если через одну – то редко. Специально, что бы по шпалам не ходили, и под паровоз не попадали… То есть решили пройти обратным путём, через все базы, благо к тому времени ни ворот, ни преград не оставалось. Всё было снято с петель или просто разрушено. И вот, уже подходя к Маховому переулку, нам навстречу попалась рота солдат, которая очень осторожно пробиралась в ту сторону откуда мы только что пришли. Нам хватило ума не убегать, а спокойно сойдя с дороги переждать их перемещение. Минут через десять, после того как они скрылись в необъятных просторах базы, послышались короткие автоматные очереди, поддержанные глухим и коротким рыком башенного пулемёта.
Наблюдать продолжение рейда не было никакого желания, и тем более шальная очередь рассыпанная над нашими головами придала не только уверенности в правильном направлении но и скорости. Во двор пятиэтажки мы юркнули очень шустро.
Это только во время Великой Отечественной Войны, в городе герое Ленинграде и Москве можно было быть относительно уверенным какая сторона улицы особенно опасно во время бомбёжки… В Грозном, быть уверенным в относительной безопасности какой либо из сторон улицы не приходилось. После того случая, желания выбираться, куда ни будь, за чем ни будь, поубавилось вполовину.
Не прошло и трёх дней, как принесли новую весть. На «Консервном» раздают еду. Бесплатно… Просто так… Надо только паспорт или свидетельство о рождении. Собрав документы, у всех родственников отправились с братом на другой конец Города.
В мирное время, одна только мысль о таком расстояние могла отбить охоту о пешей прогулке надолго. Но измерение расстояний и течение времени имели на тот момент другое значение. Точнее, они этого значения практически не имели. Вышли из дома пораньше, часиков в 7 утра. Добравшись часа за три до «Консервного» мы обнаружили офигенную толпу страждущих. Найдя относительный «хвост» очереди, мы решили попробовать выстоять. От нечего делать решил пересчитать людей. Дойдя до двенадцатой сотни бросил это занятие, тем более что появилась новая забава. Считать, сколько человек за один раз смогут «отовариться» в окошке. Потому как выдавали не подряд, а пять, семь человек получат… окошко закрывается… Через пять семь минут окошко опять открывалось, и очередная порция счастливчиков получало что то из окна. Толпа, окружавшая окошко постоянно двигалась… Амплитуда движения составляла порядка 2-3 метров. Одним из объяснений можно было считать лёгкий морозец ударивший в тот день, другим – ничего не деланье и стояние на месте, которое вместе с моральным напряжением могло просто-напросто взорвать толпу изнутри.
Окошек в том длинном здании было несколько, но очереди в каждое из них были примерно одинаковые. Одно из окон, относительно по середине здания, было почему-то наспех заколочено. После заданного вслух вопроса, о том, почему бы не выдавать и там, был получен спокойный и сухой, без подробностей, ответ: « -… А, там вчера мина прямо таки в окно попала. Двух женщин, которые выдавали, и солдатика насмерть, двоих «мирных» сильно покалечило, успели упасть…» Мина прилетела из-за Сунжи.
Оптимизма это сообщение явно не прибавило, но и уходить «ни с чем» тоже было как о не с руки… Через некоторое время у «нашего» окна началась потасовка, которую спровоцировала одна из женщин пытавшихся пробиться без очереди. На такие «движухи» окошко выдачи реагировало мгновенно: просто захлопывалось, и порядок худо-бедно восстанавливался сам собой. Толпа просто-напросто, технично «выдавливала» «крысу» в «хвост» очереди.
На тот момент время стояния подходило к 4 часам. Нервоз чувствовался во всём. После очередной попытки пролезть «на халяву» мы и ещё несколько мужчин приняли решение о неком внутреннем контроле. Разбив очередь на участки, начали более тщательно контролировать продвижение и соблюдение очерёдности. Дело пошло веселее и более оживлённо. Добравшись к 3 часам дня к заветному окошку и получив по килограмму муки, куску хозяйственного мыла и ещё чего-то из крупы на человека, мы, погрузив этот драгоценный, «выстоянный» груз отправились домой. Дорога домой заняла намного меньше времени. Дорога домой всегда короче.
Дойдя до родного крова, и вытянув ноги, пришло осознание того, что следующего раза уже не будет. Ни при каких условиях. Тяжко и тяжело. И морально и физически. Не исключая возможность получить шальную пулю, мину или ещё что ни будь изготовленное на далёком Уральском заводе…
Спустя некоторое время, в начале февраля похожий пункт раздачи так называемой «гуманитарной помощи» был организован остатках кинотеатра «Радуга».
Кинотеатр «Радуга». С этим местом связано очень много воспоминаний. Это и трудовая практика в 7-8 классе, когда был выбор или окапывать деревья на территории школы, или в киномеханической будке, вручную перематывать бобины с кинофильмами…Конечно

! Какие деревья, какие лопаты, в КИНО, наверх, на самый верх, в святая святых…И пусть перематывать бобину было нелегко и нудно, пусть домой возвращаться приходилось к 6 а то и 7 вечера… Зато у меня было удостоверение «кино-практиканта», которое позволяла в любое время дня, с 10-00 до 17-00 беспрепятственно проходить не просто в кинотеатр, а в самое сердце храма КИНО… Надо отдать должное киномеханикам, они не особо загружали нас работой. Больше времени я проводил в кинозале. Просматривая кино премьеры одним из первых…. Это и «Пираты ХХ века» и «Кинг-Конг», и «Легенда о Динозаврах»… А что стоит премьерный показ фильма «Не бойся, я с тобой». Тот день был выходным. Потому как мы пошли в кино всей семьёй. Учитывая ажиотаж, рано утром за билетами был отправлен младший брат отца, который сумел, отстояв очередь, приобрести пяток билетов, на 15.00.
Первый сеанс был в 13.00. Мы подошли к кинотеатру со стороны 5 Линии, по дорожке которая вела от ул.Заветы Ильича к «Радуге» наискосок через поле находящееся перед железнодорожным перроном напротив 55 школы. Выйдя на поле, мы заметили БАЛЬШУЮ такую толпу народа, которая перетекла через Старопромысловское шоссе, остановилась между перроном и шоссе, и развернувшись в кольцо, принялась яростно подзадоривать двоих бойцов в середине круга… Многие останавливались, и наблюдали за происходящим. Не стали исключением и мы. Не взираю на увещевания мамы, мы остались смотреть, чем всё это закончится. Это, не только не закончилось, но и получило яркое и стремительное продолжение: вслед за «мальцами», в драку втянулись ребята постарше… УАЗик с представителями МВД, проезжавший в тот момент по Старопромысловскому шоссе, свернул направо и преодолев бордюр стремительно подъехал к кругу дерущихся. Сержанты, в количестве двух человек попробовали урезонить собравшихся, растащив дерущихся… Ага, щас… Через пару минут, сержанты, без фуражек, с оторванными погонами и разодранными гимнастёрками поспешили ретироваться, вызывая на ходу по рации подмогу. К сожалению, не могу рассказать, чем закончилась та история. Потому как до сеанса оставалось порядка 10 минут, и надо было спешить…
Стоит ли описывать чувства, которые оставил после себя фильм? Думаю нет… Но выходя из душного зала нас встретили 5 или 6 патрульных экипажей которые чётко и грамотно рассекали толпу выходящих, разделяя бурный поток людей и эмоций на ручейки обывателей живо обсуждавших фильм…

Так, вот… И очереди при раздаче «гуманитарки» в «Радуге» были меньше, и «гуманитарка» как таковая была лучше. Коробка, с Красным Крестом и Красным Полумесяцем, в которой находились импортные консервы, крупа, сахар и даже сыр. Плавленый, но всё же сыр…

Полгода спустя, в мае месяце 1995года, будучи в столице Кабардино-Балкарии, славном городе Нальчике, от начала проспекта Ленина которого видны седые вершины Величавого и Великолепного Кавказа, на местном рынке в открытой продаже были спокойно выставлены те же самые продукты, которые входили в «гуманитарную коробку» выдаваемую бесплатно… На мой вопрос « - Откуда? Консервы…» Был получен довольно таки злобной ответ: « - Чё, мля, самый умный? Вали давай…» Ну что ж, «вали» так «вали»… Пусть спекуляция тем, что по идее не продаётся, а передаётся безвозмездно останется на совести этих торговцев и тех, кто им сбывал, игнорирую голодающих, начиная от подвалов и руин Грозного, и заканчивая лагерями беженцев на территории Ингушетии…

Там же в первый раз мы услышали первые предложения покинуть Город, на военных машинах в сторону Российской федерации. Точный пункт назначения был неизвестен. Но всё таки это была другая, мирная страна… Несколько семей, уехали на наших глазах, после завершения раздачи продуктов. Просто сев в кузов грузового армейского УРАЛа, и даже не взглянув по сторонам, не оглянувшись, просто сгорбившись, и уткнув голову в колени, они уезжали из Города. Не думаю, что они во что то верили, нет… Они просто покидали это место… Там, куда их увозил армейский УРАЛ, они никому не были нужны…

Tags: Война в Грозном, Хроника Ташкалинского периода, ЧРИ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments